Доживет ли ООН до понедельника?

 

 Игра – ва-банк! Так Трамп или Клинтон? Хилари или Дональд? Кругом заманчивыми персиками рассыпаны прогнозы и комментарии. Все внимание на 8 ноября. А что скажет в этот день Америка? Кого самая могущественная держава поставит во главе? Кто же присягнет стране 20 января 2017 г?
И где-то на мировых задворках приуныло известие о том, что с 1 января на планете сменится ее главный администратор. Да нет, не Обама. А Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций.  И поделом ему. По Сеньке и шапка.
Вся биография ООН напоминает жизнь залихватского спортсмена. В молодые годы на пике силы и задора – взлет, успех, слава. А на старости – эдакий сторож гаражного кооператива. С тоскливыми воспоминаниями о том, «как мне счастье улыбалось триста лет тому назад».
На груди Организации всего две медали. В 1950 году она в юношеском порыве бросилась в Корею останавливать агрессию Севера. Остановила. Угробив три года и миллион жизней.
А в 1960 провозгласила конец эпохи колониализма.
И это – всё!
А далее на мундире – сплошные пятна. Структура, созданная чтобы коброй бросаться на военных разбойников, хватать их за ухо и показательно ставить в угол:
– десять (!) лет наблюдала льющуюся ирано-иракскую кровь;
– десять (!) годков беспомощно взирала на войну Советов с Афганистаном;
– почти 20 (!) лет охала и ахала вокруг войны двух Вьетнамов и их союзников;
– уже более полувека разводит руками по поводу израиле-палестинского противостояния.
После Кореи она уже не способна не то что предотвратить военную драку, но и разнять вооруженных дебоширов. Это касается и англо-аргентинского конфликта 1982 г, и югославской трагедии 1999 г, и нынешнего кровавого разгула Исламского государства. Уже в глухих джунглях знают о пыточном Гуантанамо, а всемирный миротворец и борец за права – палец о палец!
В деле наведения порядка на планете эффект такой организации – огромная дырка от бублика.
В чем же дело? Столь, казалось бы, полезный институт мира – и сплошные пробуксовки?
Свалилась ООН не с неба. Ее «матерью» была проспавшая Вторую мировую войну Лига Наций. У которой был свой «отец» – американский президент Вудро Вильсон. А прадедушка этой цепочки – Иммануил Кант с его трактатом «К вечному миру» (1795). Но есть еще и прапрадедушка – аббат Сен-Пьер, накропавший аж в 1713 г «Проект установления вечного мира в Европе».
Почему ООН не ловит мышей? Неправильно выписан Устав? Козни америкосов? Почему не «работает» прекрасная идея вечного мира на земле?
Да всё по той же причине, по которой оказалась глубоко «спящей» образцово демократическая Сталинская конституция 1936 г. Или по той же, по которой не прививается эсперанто.
Казалось бы, ну зачем населению земли три тысячи языков? Взяли, сели, выучили один – и все вместе продолжаем возводить Вавилонскую башню! Но почему не реализуется столь блестящая идея? Трудно перевести страну на другой язык? Да нет же. В основном китайский Сингапур давно полностью перешел на английский.
И вот тут мы снова бьемся лбом о стенку с дилеммой – что первично: идея или материя?
До нас с огромным трудом, но начинает доходить – любая идея, от Икара до Армстронга, самая фантастическая и невероятная, остается несбыточной мечтой, пока не появляются материальные (!) условия ее реализации. И это касается, главным образом, задумок технических. С другой – по большей части явлений социальных – пока полностью не пройден процесс вызревания плода.
Вечный мир и единый язык внедряются на планете по одному и тому же алгоритму.
Язык – средство общения. И вырабатывается он, и шлифуется исключительно в процессе общения. Причем, ведущим здесь становится производственная потребность.
С водворением на украинском престоле Ющенко в 2005 г по стране волной прокатилась идея: русский язык? Да чтобы и духу его не было! Один национально озабоченный электрик даже подал в суд. Он требовал, чтобы на его предприятии дежурный журнал велся исключительно державной письменностью.
Суд рассмотрел доводы сторон и разъяснил: на данном предприятии работают люди 14 национальностей. Да, украинский – государственный язык. Но, согласно той же конституции, русский – язык межнационального общения.
Глобализация неотвратимо идет по планете. Ее конечный продукт – единое всеземное государство и единая речь. Хотим мы того или нет, но национальные государства с их официальными языками обречены на отмирание. Сначала нынешние 220 стран сольются в 4-6 укрупненных «колхозов» – СИЛов – типа Евросоюза и Евраза.
Вопросы будущего решаются в ЕС уже сейчас. По вопросу войны – всё ясно. Впервые на земле для полумиллиарда жителей из 28 стран создана зона прочного внутреннего мира. Со средством общения – сложнее. Пока их 24 равноправных. Официоз переводится на все 24. На что уходит около миллиарда евро в год. Но игра в равноправие потихоньку рушится. Чиновники еврокомиссии выделили, среди равных – равнее, три, так сказать, «рабочих» – английский, французский, немецкий. Причем французский  выпал  из «рабочих»  с присоединением к ЕС восточных стран. Он там, дескать, не в ходу.Но экономика гнет свое. Она требуют одного языка. И это явно будет не эсперанто. Слово  фактам. В голландской компании Philips английский используется для внутрикорпоративного общения с 1983 года. Швейцарская компания Brown Boveri и шведская фирма Asea после слияния в 1987 г приняли английский в качестве корпоративного. Заседания совета директоров компании SKF,  шведского производителя шарикоподшипников, членами которого являются представители четырех стран, также проводятся на английском.
Производство и торговля отберут наиболее удобный из «рабочих» и добавят туда лучшее из  других. В том числе из арабского, тюркского, русского. Идет становление единого европейского языка.
ООН сегодня – такая же бутафория, красивая и безвластная, как и эсперанто. Без единого солдата и с решениями, имеющими силу рекомендаций. В то время как ЕС прикрывает НАТО, а Евраз – ОДКБ. И каждая из них в миллион раз сильнее ООН. «А сколько дивизий у Папы Римского?». (С)
Война как средство решения международных проблем – удел феодальной формации. Идущий на смену капитализм заменяет конкуренцию силы конкуренцией товаров. А деньги любят тишину.
Генетика исторического процесса такова, что государство, содравшее с себя остатки феодализма, то есть вышедшее из первой фазы капитализма, тут же бросается на поиск себе подобных для кооперации и расширения рынка. А слияние с ними создает «тихую заводь». Такова природа товарного производства на 2-й ступени. Что и демонстрирует ЕС.
Но нужна ли нам в таком случае ООН вообще?
Безусловно, да.  Прежде всего, как всеобщая мировая сауна, где каждая страна может выпустить пар и, при желании, прилюдно отстегать березовым веничком противника.  Не более того. Поэтому генсеком сегодня можно назначать любого бухгалтера, способного учитывать распределение денег внутри ведомства. На худой конец сойдет и отставной премьер-министр.
Вопросы же войны и мира по-прежнему будут решаться сильными мира сего. А с появлением нескольких СИЛов – ими.
Когда же и СИЛы сольются в единое государство, нужда в ООН отпадет и вовсе. Потому что к этому времени не будет уже и самих наций.