«Сейчас мы имеем дело с политической коррупцией и захватом власти». Как Freedom House и эксперты оценивают молдавскую демократию

«Негативная траектория»

DSC_9191-2 (1)В 2018 году Молдова, по данным Freedom House, осталась в категории «частично свободной» страны. В исследовании рассматривается ситуация в стране по нескольким показателям: центральное и местное управление, избирательный процесс, гражданское общество, независимость СМИ, независимость судебной системы, коррупция и уровень демократии.

Исследование Nations in Transit («Развитие демократии в странах переходного периода») Freedom House публикует ежегодно. Молдова, по данным этого исследования, начиная с 2009 года показывает прогресс по многим из перечисленных показателей. Они оцениваются по 7-балльной шкале, где 1 балл — высший уровень демократического прогресса, а 7 баллов — низший.

По данным исследования в Молдове становится хуже с независимостью судебной системы, оценка которой снизилась с 4,5 баллов до 5. Показатели в области коррупции (4), избирательного процесса (4) и национального демократического управления (5,75) остались на прежнем уровне.

Авторы исследования считают, что в 2017 году Молдова «продолжила негативную траекторию последних лет». Политический процесс ухудшился из-за перехода к смешанной избирательной системе, чему помогло «молчаливое соглашение» между правящей Демпартией и Партией социалистов, отмечает Freedom House. По мнению авторов исследования, обе партии «имитировали геополитическую борьбу», которая оставила в стороне реальные проблемы общества: бедность, коррупцию, миграцию, безработицу и «кражу века».

Среди проблем молдавской демократии Freedom House также называет монополизацию СМИ и стагнацию реформы системы юстиции. В этой связи авторы исследования перечисляют несколько вызывающих особую тревогу дел и инцидентов, в том числе случай слежки за гендиректором Newsmaker Владимиром Соловьевым.

По прогнозам Freedom House, 2018 год станет для Молдовы «поворотным»: власти либо начнут реализовывать антикоррупционные и судебные реформы, либо продолжат укреплять авторитарный режим. «Политическая «борьба» между ДПМ и ПСРМ продолжится. Геополитика будет и дальше в политической повестке, […] что приведет к еще большей поляризации молдавского общества», — говорится в документе.

«Нет ни одного демократического элемента, который бы работал»

Глава молдавского представительства международной организации Transparency International Лидия Каращук, комментируя результаты исследования в области коррупции, отметила, что они, возможно, не вполне соответствуют реальности, так как «мерки, которыми пользовались для оценки уровня коррупции в 2009 году, несовместимы с теми проблемами, которые есть в Молдове сейчас». То есть реальная ситуация с коррупцией может быть хуже, чем ее оценил Freedom House.

«Если раньше коррупция в Молдове измерялась размером взяток и их распространенностью, то в последние годы проблема коррупции перешла на новый уровень. Сейчас мы имеем дело с политической коррупцией и захватом власти», — пояснила Каращук. А о прогрессе, который Freedom House заметил в некоторых областях, она отозвалась с большим скептицизмом: «О каком вообще прогрессе можно говорить, когда у нас украли 12% ВВП и никого не наказали?».

Бывший постпред Молдовы в Совете Европы и в ООН Алексей Тулбуре, в свою очередь, считает, что основная причина провальных показателей Молдовы — отсутствие политической воли. «Деньги [от доноров] на реформы приходят, но изменения не происходят сами собой, для этого нужны усилия, а их нет», — считает эксперт.

С ним согласна и программный директор Центра юридических ресурсов Молдовы Надежда Хриптиевски. «С одной стороны, нет политической воли, а с другой — слишком много в юстиции политики», — отметила она.

«Еще больше ухудшилась ситуация с независимостью судебной системы — это очень серьезно. В 2009 году мы говорили, что живем при тоталитаризме, а сейчас, в 2018, по нему ностальгируем. И это, когда у нас есть Стратегия реформы системы юстиции и поддержка партнеров. Это очень серьезно, когда власти считают, что юстиция должна быть им подконтрольна», — сказала Хриптиевски.

По мнению Тулбуре, судебную систему, с которой у Молдовы, по данным Freedom House, дела обстоят хуже всего, «можно и сейчас очистить»: для этого надо наказывать провинившихся чиновников и судей. Но властям «удобно сохранять нынешнюю систему и все контролировать», отметил он.

К тезису Freedom House о том, что 2018 год для Молдовы «поворотный», эксперты отнеслись скептически. Они сомневаются в том, что власти всерьез размышляют о том, чтобы «пойти по пути реформ».

«Формулировка Freedom House — дипломатическая. Власти не стоят перед выбором, они хотят усилить контроль за всем. Предстоящие парламентские выборы они уже превратили в формальность. Уже сейчас ясно, кто выиграет. У демократов, возможно, в сотрудничестве с социалистами будет большинство, не исключено, что конституционное», — предположил Тулбуре, добавив, что победа на выборах, по его мнению, будет достигнута с помощью фальсификаций.

Надежда Хриптиевски тоже «не видит никаких признаков того, что власти хотят избежать тоталитаризма». Вместе с тем, по ее словам, надежда на улучшение ситуации есть, и многое будет зависит от того, какие решения примут по некоторым «важным законопроектам и уголовным делам».

В частности, по ее словам, речь идет о пакете «демократических» законопроектов, которые «лежат в минюсте с декабря 2017 года» — об изменении системы назначения судей и членов Высшего совета магистратуры. Другой «лакмусовой бумажкой», по словам эксперта, станут окончательные решения по скандальным делам судей Домники Маноле и Дорина Мунтяну.

«Важно и то, как дальше будут рассматривать дела [Илана] Шора и [Вячеслава] Платона. Если, как и прежде, в закрытом режиме — это плохой сигнал. Даже во время диктатуры коммунистов [Владимира Воронина] судебные процессы не были закрытыми от начала до конца», — напомнила Хриптиевски.

Алексей Тулбуре, в свою очередь, уверен, что «тотальный контроль власти» в сфере юстиции только укрепится, так как «внутренне сопротивление слабо, а мощных сигналов извне нет». Он считает, что «реакция партнеров по развитию могла бы быть более жесткой», так как фактически «Молдова выпадает из демократии: нет ни одного демократического элемента, который бы работал».

NM обратился за комментариями в минюст, однако на звонки и письменный запрос NM в ведомстве не ответили. К моменту публикации также остались без ответа запросы NM в пресс-службу посольства США и делегации Евросоюза.

Автор : Марина Шупак
Источник: newsmaker.md

 

NiT2018 Moldova